IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Тема закрытаСоздать новую тему
> Отчеты о байкерской деятельности, Мото-поездки Крокодила
MC Crocodil
сообщение 25.7.2007, 3:48
Сообщение #1


пафосный MC
****

Группа: СТАРПЁРцы
Сообщений: 997
Регистрация: 1.7.2004
Из: Киев
Пользователь №: 18



С «КИТАЙЦЕМ» ПОД ЖОПОЙ ИЛИ ПОКОРЕНИЕ ПРИКАРПАТЬЯ
Defiant Carven DT-150, Futong 250 (типа Virago)

Гладиатор уговаривал ехать на рассвете. От природы ленивый я тактично срулил с этой темы и добазарился о встрече в 10.00 возле некогда популярного клуба Бинго, что на Святошино. Первым боком стал утренний звонок Гладиатора, сообщившего мне, что чувака, у которого находятся ключи от гаража, почему-то не оказалось дома: «Может в магазин за водкой вышел, а может и на картошку уехал» - пробасил сдержанный, но уже начинающий нервничать Слава. По предварительным прикидам было решено, что чувак все-таки урулил в магазин за водкой и наша встреча переносится приблизительно на пол часика.
Я не спеша собрал все немногочисленные пожитки в единственный кофр своего крепостного «кетайчега» и, выбравшись из двухэтажного гаража, расположенного на Теремках без труда преодолел небольшое количество километров, отделяющих меня от точки нашей встречи.
Расклад с чуваком и водкой подтвердился и через минут пиисят-шиисят я лицезрел гордую фигуру Гладиатор на двухсотпятидесятикубовом Футонге в сопровождении Галки, засевшей в уютной кабине маленького, но чрезвычайно могучего «Пыжа».
Буквально несколько пафосных фотографий – и вот мы уже мчимся на выход из города, провожаемые Галкой, сдерживающей при виде наших удаляющихся фигур слезы грусти и умиления. Летний ветер холодит наши суровые, не лишенные однако привлекательности лица, «китайчеги» усер(д)но трудятся, выдавая все свои возможные «лошади», никто не уверен в успехе мероприятия, но очень хочется верить, что все получится именно так, как было запланировано на предварительном совете, прошедшем в моей штаб-квартире по адресу Киев, ул. Xxxxx 32.
«Мы поедем на этих чертовых «китайцах» на байк-слет в Коломыю для встречи с местным клубом Fire Wheels и другими зачетными парнями, преодолеем 1500 километров пути, вернемся невредимыми и докажем всем, что есть еще в Украине отважные люди – настоящие free riderы!» - вот приблизительное содержание речи Гладиатора, стоящего посреди моей квартиры с неизменной бутылкой Черниговского, обращенной ко мне, Галке и моей изумленной супруге Ане Малой. В тот момент я был как никогда сдержан, но полон решимости поддержать Славу. Что может быть интереснее для настоящего мужчины, чем игра в орлянку со смертью?
И вот мы подъезжаем к 51-му километру, где расположена резиденция одного из самых олдовых и респектных представителей байк-движения – Сергея Фридмана ака Freeman. Всегда радушный хозяин предлагает освежающие напитки, напутствует дельными советами и буквально благословляет в путь. В конце концов, решено, что сам Фридман с женой едут нам в след на четырех колесах, обеспечивая сопровождение, охрану и тех.поддержку. Точно так же поступили Галка и моя супруга, которые выехали из Киева ближе к вечеру, однако не без проблем… Тревожный звонок раздался как раз, когда мы предавались отдыху на живописной поляне за фридманским особняком. Это была Галка… Она попала в аварию, сосредоточившись на записи номера телефона Фридмана, с которым планировала поддерживать мобильную связь и координировать свои действия на протяжении всего пути. Мы с Гладиатором взволнованно жестикулировали и соображали, что же делать – то ли ожидать очередного звонка с места происшествия, то ли немедленно поворачивать оглобли обратно на Киев и спасать попавшую в беду Галку. Как выяснилось из телефонного звонка, прозвучавшего в течение следующей минуты, показавшейся нам часом, с Галкой все было в порядке, немного пострадал лишь недавно покрашенный бампер «Пыжа», которым она догнала впереди идущий авто. «Жмите вперед и закончите начатое!» - вот какими были слова храброй гонщицы-революционерки, доблестно оставшейся ожидать приезда страховиков и служителей дорожного закона. Вскоре к Галке на помощь подтянулась моя малая, оперативно спаковавшая вещички, и ожидание ментуры перестало быть таким утомительным и скучным. Ближе к вечеру, разрулив ситуацию с представителями ГАИ, Галка и Малая выехали нам в след. Общий курс был взят на город Тернополь, где мы планировали переночевать в доме у знаменитого Деда.
А тем временем Гладиатор и я покинули Фридманское поместье и благополучно миновав Житомир въехали в зону крайней облачности. «Останавливаться не будем, только вперед!» - прокричал мне на ходу Гладиатор и мы смело ринулись по трассе, подкручивая ручки газа насколько это возможно. Предварительно все же были одеты куртки и косухи. И тут абсолютно неожиданно, как шлакоблок, сорвавшийся с крыши городской многоэтажки, нас накрыл страшный, беспощадный град. Именно тогда мы снова с благодарностью вспомнили Фридмана, выделившего нам из своего неприкосновенного запаса пару отличнейших шлемов. Если бы не он, мы бы неминуемо получили тяжкие увечья и, скорее всего, окончили бы свои дни в придорожной канаве или же под колесами одной из груженых контрабандой фур. Однако мы продолжали двигаться вперед, несмотря на дождевые потоки и хлесткие как пули удары довольно крупных градин. Дважды мы были нещадно облиты водой, вырывавшейся из-под колес проходивших в обратном направлении грузовиков. Дважды у меня было ощущение, что заднее колесо мотоцикла повело по воде и он вот-вот упадет. Но глядя в зеркало заднего вида и видя фигуру Гладиатора, так же как и я борющегося со стихией, я получал дополнительные силы, уверенность в правильности наших действий и ощущение будущей победы.
Град закончился так же быстро, как и начался. К этому моменту единственным сухим место у нас оказались защищенные шлемами черепа. Самым неприятным было ощущение промокших гениталий, которого Гладиатор счастливо избежал, поскольку был защищен ветровым стеклом, я же эту тему вкусил по полной программе. Однако, наблюдая за окружающими природными изменениями, мы постепенно начали забывать о передряге: тучи разошлись, выглянуло солнце, вскоре высушившее наше промокшее белье, одним словом, появился позитив.
Во время следующей остановки мы решили немного перекусить и воспользовались гостеприимством не особо привлекательного генделька, раскинувшегося на берегу безымянного замшелого пруда. Местные жители настороженно наблюдали за двумя райдерами, расположившимися вблизи своих стальных коней и ожидающими солянку и борщь. Походу обнаружилось наличие первых потерь – на моей мотоцикле открутился левый габарит. «Не хотел тебе говорить, чтобы не огорчать, ты бы и не заметил» - сказал Гладиатор с наслаждением поедая свою солянку. Но моя врожденная щепетильность не позволяла мне спокойно взирать на висящий габарит, поэтому я развил активную деятельность, терроризируя девочку-официантку вопросами о наличии в их хозяйстве скотча, шурубчегоф и плоскачей. Ничего из перечисленного в хозяйстве убогого кабачка не оказалось, или же девочка получила указания от старейшины общины не вступать с чужестранцами ни в какие контакты. Разочарованный, я вышел из-под навеса генделька осмотреться и заметил невдалеке одинокую долговязую фигуру, что-то забирающую из багажного отделения старенького бусика. Это был хромоногий мужчина с лицом, по своим физиогномическим характеристикам и теории Чезарио Ломброзо, выдающим скрытого маньяка. На мою просьбу о скотче и шурупах хромой отреагировал молча, но позитивно. Отправился в расположенную неподалеку сторожку и принес все искомые принадлежности. В результате габарит был успешно прикручен, солянка съедена и мы благополучно отправились в путь, провожаемые недобрыми взглядами представителей местного клана.
Организм в поездке перестраивается на особый лад. Все процессы замедляются, мысли текут не спеша и, несмотря на крайнюю сосредоточенность и собранность, ты впадаешь в некое подобие забытья – полет души, поддерживаемой двумя колесами, сбить который с одной стороны легко даже воздушным хвостом проходящей рядом фуры, а с другой стороны очень не просто. Окружающая природа, обилие запахов, контроль спидометра, проверка напарника в зеркало заднего вида, положение ручки газа, тихо насвистываемая нехитрая мелодия – вот все то, чем ты можешь развлечься во время очередного броска.
На каждой остановке я заправлялся энергетиком, однако мало мне помогающим. С каждым привалом забраться обратно в седло было все сложнее, зато буквально через несколько минут езды я снова входил в описанное выше состояние и усталость постепенно отпускала. Очередной капитальный привал сделали уже после Ровно, выехав на окружную и увидев придорожный знак с надписью «Тернополь». Придорожный кабачок под названием «София» встретил нас приветливыми официантками и обилием в ассортименте кафетерия аудио-кассет, среди которых были замечены практически все шедевры отечественной попс-эстрады и не меньшее количество попсы из ближнего зарубежья. Решив, что кассеты нам не к чему, мы предались размеренному пожиранию пищи и несуетливому, истинно байкерскому общению. «Познакомишься с пацанами – настоящие байкера, реальные, давно уже в теме, не первый раз делают слеты…» - рассказывал мне Гладиатор про коломыйский клуб Fire Wheels. Я ел и кивал. Будучи в теме не так давно, меня конечно же интересовали все и всё, хотелось как можно больше увидеть и покорешиться с как можно большим количеством представителей западноукраинского байкерского движа. Несмотря на то, что я давно и плотно занимаюсь музыкой и, что греха таить, довольно достойно представляю украинский музыкальный андерграунд, я понимал, что байкерская суб-культура хоть и идет параллельно с рокерской, однако имеет существенные отличия в своей структуре, вникнуть в которые мне и хотелось. Индивидуализм и эгоцентризм музыканта носят другие корни, нежили индивидуализм байкера. Музыканту необходимо всегда быть первым и доказывать всем и себе, что это так. Что же касается байкера, то здесь на первом месте стоит постулат «Байкерство – братство» и эгоцентризм, безусловно присущий вольным райдерам и представителям МС, уходить на второй план.
После Ровно дорога пошла ни к черту. Если раньше мы шли крейсером 90 км, иногда могли притопить до сотни, то здесь об этом и речи не могло быть. Постоянно ощущалась возможность влететь в одну из множества выбоин, которые, как мы в последствие предположили, прогрызли в асфальте титановые суслики, алчущие байкерской смерти.
На каком-то отрезке пути нас обошел синий Daewoo и активно начал подмигивать габаритами, требуя остановиться. Я, уже будучи порядком утомленным пробегом, не придал этому факту особого значения и притопил дальше. Слава же остановился, поэтому пришлось мне возвратиться и с удовольствием обнаружить, что авто принадлежит ни кому иному, как Фридману, который со своей женой Татьяной наконец-то догнал нас. Пообщавшись на обочине дороги о дальнейшем продвижении в глубь Прикарпатья, договорились пересечься в ближайшем населенном пункте, а именно в Кременце.
И вот на нашем пути первый аутентичный западноукраинский городок (Кременец) с залитыми лучами заходящего солнца развалинами некогда могучей цитадели, живописно расположившейся на могучей горной вершине. Протряслись по брущатке, оценили местных жителей и жительниц, , промчавшись в клубах дорожной пыли по главной улице местечка, пришли к выводу, что грабить здесь нечего и что Фридман по всей видимости рванул дальше и отправились на Тернополь.
С заходом солнца стало ощутимо холодать, поэтому пришлось забросить жилетку в кофр и облачиться в плотную косуху. Перед въездом в город Гладиатор вызвонил Деда, который уже будучи порядком навеселе (Фридман добрался до него гораздо раньше нас и объявил праздник открытым) сообщил нам, что мы въехали в город не с той стороны и нам еще какое-то время придется трястись по окружной до места дислокации. Необходимо было миновать довольно «увесистый» пост ГАИ, что немало волновало Гладиатора, накануне забывшего права у своих родителей. Я ехал первым и в случае чего должен был отреагировать, тормознуться и разрулить ситуацию с ментами, Гладиатору же надлежало ехать дальше и дожидаться меня в километре от злополучного места. К счастью тернопольские менты благополучно нас пропустили, однако активно жестикулировали, тыча короткими мясистыми пальцами в нашу сторону и обсуждая, по всей видимости, достоинства наших уже порядком запыленных байков.
Тернополь не поразил, поскольку мы так и не успели посмотреть достопримечательности этого города, а они, по всей видимости, прячутся где-то в отдаленных районах «файного міста». Позабавило количество алкашни на квадратный метр. Передвигающиеся неровной походкой тела с емкостями того или иного литража были замечены как вечером, так и следующим утром. Зато поразило искреннее радушие Деда и его замечательной супруги, которая хлопотала вокруг нас, как мать вокруг своего дитяти. До ночи сидели мы в просторном дворе большого дедовского дома и разговаривали о поездке, о байк-слетах, о парнях и исторических событиях, происходивших в те или иные времена в байк-движении. Что говорить – конечно с дороги выпили. За этим занятием и застали нас Малая с Галкой, которых встретили Галкины тернопольские кореша и любезно провели к Деду. Никакая усталость не смогла сгладить радость встречи и веселье по поводу приезда наших супруг. Вскоре, правда, я почувствовал, что не в состоянии больше фокусировать свой взгляд на окружающих лицах, поэтому мы с Малой откланялись и отправились на второй этаж, дабы погрузиться в царство Морфея. А закаленные дядьки еще опрокидывали стопку за стопкой до пяти утра и травили байкерские байки одну за другой, одну за другой… одну… за….. другой………………

Что снилось – не помню, провалился сразу и проснулся уже на следующее утро. Помню, правда, как приломился под утро Славка, по всей видимости закончивший брифинг с Фридманом и Дедом. Пришлось перетаскивать Малую, занявшую его кровать на наше узкое вдовье ложе. Кстати, на рассвете Дед залез на свое тысячапятсоткубовое сумасшествие и благополучно урулил в сторону Кривого Рога и Гоблина. А мы, утром позавтракав и распрощавшись с дедовской супругой, завели свои тачанки и ломонулись на Коломыю, какое-то время сопровождаемые фридманской машиной. Малая поехала в ней же, так как Галка оставила свой «Пыж» в Тернополе и двинула с пацанами в Ивано-Франковск осматривать ожидающую ее Aprillia.
Удивительные пейзажи окружали нас, городки и села были совсем не похожи на населенные пункты центральной части страны. Здесь чувствовался свой особый дух, витала атмосфера мистики, лавкрафтовского вырождения и давно забытых преданий о тамплиерах, заброшенных монастырях и лесных голосах, заманивающих запоздалого путника глубоко в чащу.
При въезде в город с экзотическим названием Чортків я ощутил, как сильно стало водить заднее колесо. Слава сослался на раскаленный асфальт, но оказалось другое – колесо банально спустило. Пока не понятно было, является ли это результатом прокола. Я откатил байк в тенек, а Гладиатор тем временем рванул вперед, провести рекогносцировку для выяснения месторасположения ближайшего шиномонтажа.
Почалившись на травке минут пять я принял решение тормозить проезжающий мимо транспорт, дабы поинтересоваться наличием насоса. К сожалению, ни один из нескольких остановившихся автолюбителей такового в боекомплекте своего транспортного средства не имел. Зато отзвонился Слава, обнаруживший искомый шиномонтаж в центральном районе Черткова и выехавший ко мне на таксо. В это же время я остановил довольно вместительный бус с четырьмя колоритными вуйками, которые сообщили, что насоса у них, конечно же, нет, но истинно по-христиански предложили перевезти мое транспортное средство до места назначения – шиномонтажа. Тут же приехал Слава. Вшестером мы довольно резво подняли 160-килограммовый моц и закатили его в бус. Я поставил байк на центральную подножку и остался с ним, даже не предполагая, что сделал один из самых недальновидных поступков в своей жизни. Следующие минут десять я в прямом смысле боролся за свою жизнь – бус бросало так, что я думал – мотик вот-вот расплющит меня об одну из стенок. Все происходящее напоминало сильную качку на торговом судне. Я судорожно вцепился в ручки руля, держа одну руку на тормозе, раскорячившись таким образом, чтобы хоть как-то удерживать злосчастный байк на одном месте. Со лба градом лил пот, я постоянно оступался, чувствуя, что в любой момент моц завалится на бок, и дай Бог, чтобы это произошло не в мою сторону. На момент когда бусик закончил движение и добрые вуйки наконец-то открыли двери, я был в состоянии близком к истерике. Если бы на моем лысом черепе росли волосы, они бы наверняка были седыми…

«И как это ваши мамаши отпустили вас в море? В море!!!»
Д.Сильвер «Остров Сокровищ»

На шиномонтаже могучий усатый гуцул-механик сообщил нам, «шо він цієї техніки боїться і дасть нам який завгодно інструмент, але знімати колесо ми будемо самі». Я, конечно же, понятия не имел, каким образом это делается. Гладиатор, не особо ездивший на мотоциклах с цепной тягой, тоже. Тут же собралась толпа зевак, которые с видом заправских знатоков принялись советовать с присущим всем жителям западной местности акцентом: «Ошь ошю гайку потрібно відкрутити…» Слава начал звонить корешу в Киев, работающему на сервисе Defiant, который в двух словах обрисовал, что и как нам надлежит делать, чтобы снять злополучное колесо. Оставалось, однако, не понятным целевое назначение еще полудясятка деталей.
Когда нами начало овладевать отчаяние неожиданно нарисовался местный паренек, который как бы нехотя попросил у механика инструмент и буквально в пять минут снял заднее колесо! Больше всего удивила цена за латку шины – 8 гривен!
Окрыленные тем, что ситуация успешно преодолена, мы рванули через «чортов» город на трассу и уже через час были возле красивейшего моста, переброшенного через Днестр. Опять начал нарисовываться дождь, посему быстро сфотографировавшись и связавшись по мобильнику с друзьями мы отправились дальше. Перед нашими утомленными глазами стояло лишь одно слово – Коломыя, – а вокруг куда хватало глаз были поля, поля, поля и холмы. К дождю лично я подготовился заранее – на одной из горных бензозаправок раздобыл полиэтиленовый пакет, который и установил в район гениталий. Туловище было надежно закрыто непромокаемой косухой. На этот раз обошлось без града, однако линия дождя продлилась на многие километры, так что ползли мы довольно медленно. Но уверенность, вселяемая близостью конечной точки нашего путешествия, неизменно толкала нас все вперед и вперед. И вот он – долгожданный перекресток, от которого остается всего лишь 5 километров до центра прикарпатской жемчужины – Коломыи. Какие-то ребята, увидевшие байкеров из окна своего буса, спешились и рассказали нам кратчайшую дорогу к месту проведения мероприятия. По дороге встретились знакомые мотоциклисты, с которыми заехали в кабак пообедать, где и обнаружили уже давно ожидающих нашего приезда Фридмана, Татьяну и Малую.
Никакой дождь не испортит радости приезда. Пообедали, поселились в гостиницу, где почти все этажи были заняты развеселыми представителями байк-движения со всей Украины и ближнего зарубежья и на неостывших мотоциклах рванули к месту проведения байк-шоу. Еееееееее! Мотоциклетный рев, палатки, костры, сцена, рубилово – понеслась!
Музыка звучала хоть и качественно, но не впечатлила. В основном обычный хардец, в конце были какие-то дезовые хрипуны, но это стало уже совсем не интересно. Безусловно, байкерам стоит подымать понимание музыкальной культуры и сотрудничать с людьми, имеющими представление, какой коллектив стоит пригласить на шоу, а какой группе выдать отказ…
Что и говорить – я классически набрался. Дальнейшие воспоминания стираются и о последующих событиях я сужу лишь по рассказам очевидцев. В состоянии крайнего алкогольного дурмана меня по какой-то причине постоянно посещает желание рубануться в арм-реслинг. Кандидатов я выбираю сам и далеко не хилых. Именно таким и был некто Тарас – как оказалось позже, чувак, не имеющий ровным счетом ничего общего с байк-движением. Бывший зэк, урожденный коломыец, Тарас просто пришел посмотреть, что же такое происходит в его не знавшем развлечений городке. К сожалению, в своем тогдашнем состоянии я не был в состоянии проанализировать происходящее и после того, как громила-Тарас поддался мне, с удовольствием продолжил бухать с ним водку. Один из Галкиных друзей-мотоциклистов, тернопольчанин Сашко, заваливший меня в последующем бое, рассказывал потом, что я крайне обиделся на него за свой проигрыш и впоследствии довольно скептически на него посматривал вплоть до одного ключевого момента. Произошел он, когда Саша, решивший на какое-то время покинуть шумную площадь со сценой и столиками, шел в лагерь, где стояли палатки и мотоциклы. Смеркалось. Дорога представляла из себя несуразное месиво из травы, грязи и других нечистот. Неожиданно Саша обратил внимание на тусклый свет, льющийся из-за расположенных рядом елей. Заглянув за деревья, Саша увидел меня, лежащего на боку в горизонтальном положении, но все еще держащегося за руль своего опрокинувшегося Defianta. Работающая фара рассекала светом тьму. «Куда едешь?» - поинтересовался Сашко. «К Гладиатору…» - ответил я. «Давай, я тебе помогу» - предложил сердобольный тернопольчанин. «А ты умеешь?» - с недоверием осведомился я. «Конечно!» - ответил Саша, после чего поднял меня и мой моц. В начале я даже пытался сесть за руль, но Саша мягко убедил меня, что делать этого не стоит, и я нехотя занял место пассажира. Через минуту мы были на площади, Саша высадил меня, отогнал мотоцикл обратно в лагерь и отдал ключи Малой. Естественно, я об этом не подозревал. И вот здесь со мной случился еще один казус – по какой-то причине мне показалось, что вот сейчас просто необходимо отогнать мой байк из лагеря к гостинице и поставить там его на платную стоянку. Наверное я думал, что в лагере с мотоциклом может что-то случиться… С этого момента я пришел в крайнее возбуждение, граничащее с агрессией и начал требовать, чтобы мне вернули ключи, поскольку я намерен незамедлительно выехать в направлении гостиницы и припарковать там мотик. Конечно же, ключей мне никто не дал, они под разными предлогами передавались между Малой, Галкой, Гладиатором и Фридманом с Таней… Все эти события вызвали во мне искреннее негодование и жестокую обиду. «Почему они позволяют себе так обращаться со мной?!» - думал я. - «Какое они имеют право?! Ведь это мой мотоцикл, я проехал на нем 750 километров, он часть меня!!..» Обуреваемый подобными мыслями я отправился в лагерь, где вручную прикатил байк на площадь и продолжил требования вернуть мне ключи.

«Это вы-то джентельмены удачи? Сидели бы себе в порту и клянчили милостыню: «Дайте копеечку, дайте копеечку…»»
Д.Сильвер «Остров сокровищ»

Кое как меня успокоили, и Гладиатор снова перегнал байк в лагерь, после чего я еще два раза вручную прикатывал его обратно на площадь. Параллельно пацаны пытались спасти меня от Тараса, с которым я продолжал пить водку, видимо подозревая, что нашел в его лице понимание и сочувствие. В результате я нахамил Фридману, Славе, Галке и Малой и куда-то ушел шататься и пить. Появился вроде бы не скоро, но уже слегка пришедший в себя. Добродушный Коля – еще один тернопольчанин – благородно согласился отогнать мой байк к гостинице и проплатить парковку. Наконец-то кое как я начал попускаться.
Вскоре сели с Малой в машину и поехали спать: «Вези нас в гостиницу» - сказал я шоферу. «А в яку саме?» - спросил меня удивившийся таксист. - «В нас э декілька…» «В ближайшую, она тут рядом» - сообщил я. Почему-то по дороге «в ближайшую» я решил, что ночевать в ней мы не будем, а найдем себе что-то более комфортное. Мы быстро забрали вещи и на том же таксисте отправились в готель под название «Писанка», где и заночевали. Предварительно я порывался уйти и спать возле своего мотоцикла. Аня чувствовала себя крайне не уютно...

Только на утро я узнал обо всех ужасающих подробностях предыдущего вечера. Было чертовски не приятно. Я тут же позвонил Гладиатору и дважды принес свои извинения. Такие же были высказаны Фридману и Галке. Как выяснилось позже, меня запомнил весь лагерь. Все радушно хлопали меня по плечу, ржали и сообщали, что моих ключей они не видели. Представляю, как я всех тогда достал.
Славкин мотоцикл остался в лагере, поэтому мы выехали туда для его осмотра. Накануне на нем каталась революционерка-Галина и опять-таки упала с него (хорошо еще, что не на больную ногу). По какой-то причине после этого мотоцикл перестал заводиться. Диагностическим путем было определено, что в байке банально закончился бензин, за которым я и выехал с канистрой в направлении ближайшей бензозаправки. Заправились, покрутились, перекусили мяском, которым угостили нас пацаны из Черновцов и двинули в обратный путь. В Тернополе пересекались с автомобилистами – Галкой, Малой, Сашком с супругой, поужинали и двинули на Ровно.
Уже начинало темнеть, а было желание добраться засветло, но помешало одно обстоятельство – у меня перегорела лампочка дальнего света и пришлось идти только на габаритах, а это, доложу я вам, удовольствие еще то. Ориентируешься сугубо по разметке или по габаритам впереди идущих машин. Когда ослепляют встречные фары – вообще пару секунд тьма кромешная. Благо, идущий сзади Гладиатор хоть чуток вырисовывает дорогу своим дальним светом. Посему шли далеко не быстро, но кое-как все же доперли до Ровно, где встретили нас уже знакомые по прошедшему байк-шоу пацаны во главе с товарищем Чаем, любезно предоставившие нам ужин и ночлег.
А ранним утром следующего дня, когда собравшийся на пару дней остаться с ровенскими пацанами Гладиатор еще мирно спал, я тихо собрался и в полном одиночестве дернул на Киев, поскольку надлежало мне быть на своем рабочем месте как можно раньше. 321 километр, отделяющие меня от моего офиса были преодолены без каких либо затруднений, как с моей стороны, так и со стороны моего байка, за что ему отдельный респект.
Что касается Гладиатора, то потуссовавшись в Ровно, он выехал на Киев, но под Житомиром попал в дождь, что-то не сладилось у него с проводкой и он прочалился какое-то время в ожидании Фридмана на бусе, который благополучно эвакуировал его в Киев. Насколько я знаю, сейчас с его байком уже все гут.

«…связался с пиратами, начал играть в орлянку и покатился»
Автор о Б.Ганне «Остров сокровищ»

фото здесь:
http://biker.in.ua/forum/index.php?showtopic=941


--------------------
первый в Украине RED ROCK BAR
 
+Цитировать сообщение
MC Crocodil
сообщение 25.7.2007, 3:50
Сообщение #2


пафосный MC
****

Группа: СТАРПЁРцы
Сообщений: 997
Регистрация: 1.7.2004
Из: Киев
Пользователь №: 18



ПАДОНКИ ГУЛЯЮТ ИЛИ ОЧЕРЕДНЫЕ СТОПЯТИДЕСЯТИКУБОВЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ
Defiant Carven DT-150

Когда около двух часов ночи мы с Фридманом прикончили вторую бутылку водки, несмотря на свое состояние, я уже знал, что поеду. Когда около трех часов ночи мы с Фридманом, включив автопилоты, заливали бензин в генератор (в резиденции Сереги не работал свет – ураганом порвало провода) я лишь укоренился в мысли, что таки поеду. Когда из-за разрывающего уши дырчания чертова генератора я в страшных похмельных судорогах проснулся на полу одной из комнат для гостей, я понял, что поездка неминуема, кое-как сполз по лестнице на первый этаж и отправился в машину, чтобы прохватить еще хотя бы пару часов беспокойного наркотического забытья.
«Вот это мы набухались!» - первые слова Фридмана, адресованные мне на следующее утро.
«Пис…дец» - сдержанно ответил я, не найдя других эпитетов.

«Вам тоже плохо, Ватсон?»
Сэр Генри, «Собака Баскервиллей»

Почему бы и нет, каких-то жалких 800 километров в одну сторону! Если мой стопятидесятикубовый «китайчег» с минимальными потерями смог преодолеть расстояние до Коломыи и обратно, то почему бы ему не проехать на 400 километров больше и не оторваться вместе со мной на мероприятии, организованном MFC Падонки в прикордонном украинском городе Ужгород?
Через день, когда Гладиатор и Галка поняли, что я действительно собираюсь ехать, они начали мурчать нечто невразумительное по поводу «отправь мотоцикл поездом…» Я смеялся им в лицо, вернее в лицо Галки, поскольку Гладиатор на тот момент уже находился в благодатных закарпатских землях и поддерживал переговоры со мной исключительно посредством мобильной связи. Я понимал их опасения – отпустить пьющего, неуравновешенного, вечно попадающего в ситуации бритоголового выродка одного, и ни куда-нибудь, а в горы… В горы!! Но я, с присущей мне твердолобостью настаивал на своем: «Я еду, не ссать, все будет, как говорят поляки, бардзо заебишче!»
Короче говоря, мой выезд произошел погожим утром вторника, когда я не спеша спаковал немногочисленные пожитки в кофры своего Defianta и малым ходом выехал на окружную в направлении резиденции уже неоднократно упомянутого здесь Фридмана.
Ощущение было новым – сам я еще никогда не ездил на большие расстояния. Оказалось, что одиночество во многом полезно, ибо не приходится следить за напарником, едешь, как хочешь и ни о чем, кроме себя не беспокоишься. С другой стороны, всегда приятно, когда во время привала есть с кем помолчать или же поделиться дальнейшими планами дальнобоя. Опять же, в дороге возникают ситуации, когда один в поле не воин. С такими мыслями я добрался до Фридмана, где подкрутил слегка спустившую цепь, выпил на дорожку сока, в котором, по мнению производителей, содержатся все необходимые организму витамины и, распрощавшись с хозяином, двинул на Житомир.
Не собираюсь обижать жителей этого населенного пункта, однако Житомир достал меня по полной программе. Обилие на центральной улице города светофоров, зажигающихся один за другим по ходу твоего движения, должно быть, выводит из себя даже самых морально устойчивых индивидуумов. Что уж говорить о таком подорвыше, как я. В обуявшей меня истерии пару раз я проехал на красный свет, так как не в состоянии был ожидать очередного зеленого. Обогнав при выезде из города похоронную процессию и мысленно пожелав усопшему счастливой охоты, я погнал по трассе, идущей на Любар. Дорога хоть и не широкая, но достаточно удобоваримая, без глобальных ям и обильного движения. На ней-то и случился первый казус. Когда из-за идущей навстречу фуры выскочила красная «девятка», я нисколько не сомневался, что, увидев приближающийся мототранспорт с включенным дальним светом, машина засунется обратно. Я ошибся. Видимо, у мудачка, сидевшего на месте водителя, были проблемы с глазомером, так как он надавил на газ и ломонулся прямо на меня. Выбор был невелик – либо повторить подвиг капитана Гастелло и японских камикадзе, то есть принять удар на себя, либо уходить в гравий на скорости 80 километров в час… Подвиг я решил отложить на более поздний срок и, сбавляя ход, ломонулся вправо, изрыгая проклятья рогопильному водиле девятки. Затрусило со страшной силой. Несколько раз конкретно повело зад мотоцикла, но лихая вынесла и вот я уже снова на трассе, набираю скорость и мысленно благодарю Бога за счастливое избавление.
Незаметно проехал Любар и тут маленькая тучка, на которую я даже внимания не обратил, обратилась брутальной черной страшилищей. Я спешился, выудил из закромов мотоцикла Галкин дождевик, немедленно в него облачился и притопил в зону дождя. До Тернополя было километров 200. С ужасом я обратил внимание, что буквально через несколько километров небо начинают бороздить нешуточные молнии. Лить стало со страшной силой, ветер буквально срывал дождевик, мотыляя меня и байк из стороны в сторону. В тот момент я очень пожалел об отсутствии на моих ногах бахил, поскольку уже через пять минут ботинки наполнились прохладной водой. Тем временем участок грозы приблизился на расстояние пары километров. Возможно, сыграло роль мое безрассудство или ощущение того, что грозе не будет конца, ведь я уже отзванивался в Тернополь Санчесу (MFC Huligans) и он сообщил мне, что погодка у них точно такая же, как на трассе. Одним словом, я рванул вперед и решил грозу не пережидать, а быстрее добраться до города…
Тучи менялись на глазах, как клубы адского дыма из фильма ужасов. Ураганный ветер лишь усилился – я видел, как ломаются ветви деревьев вдоль дороги, сорванные листья образовывали подобие смерча, кружась вокруг меня в дьявольском танце. Грома я практически не слышал, от лишних звуков меня спасал шлем – подарок Галки и Гладиатора на день рождения. Зато я отлично видел, как зигзагообразные молнии чертят воздух в каких-нибудь ста метрах от моего транспортно средства и врезаются в расположенные вдоль дороги линии электропередач. Что сказать, я чувствовал себя героем Адриана Пола, Дунканом Маклаудом, и одновременно вспоминал отечественный кинофильм «Иду на грозу», в котором исследовательский самолет так раздурачило этой самой грозой, что спасшиеся на парашютах храбрые естествоиспытатели потеряли практически всю свою нервную систему и позднее передвигались уже исключительно посредством железной дороги. Каждые пять-десять километров я останавливался, загонял мотоцикл под навес одной из множества автобусных остановок с диковинными названиями, снимал ботинки, выливал из них воду, а носки клал сушиться на разогретый двигатель своего байка. Так и продвигался, пока впереди неожиданно не забрезжил просвет в тучах и я с облегчением осознал, что грозе конец.
Черт дернул меня попытаться еще больше сократить уже итак самую короткую дорогу и поехать на Лановцы через Теофиополь. 80 километров, отделяющих меня от Тернополя, я проделал, бороздя грязную, ущербную дорогу, изобилующую такими же грязными местными жителями, с удивлением и неприязнью взирающими на запоздалого райдера.
Но вот маячит впереди знакомая бензозаправка и буквы, высотой в человеческий рост: ТЕРНОПОЛЬ. В ожидании Санчеса еле сползаю с мотоцикла и из последних сил начинаю производить движения руками и ногами, чтобы хоть как-то набрать телом тепло – ведь уже темно и после дождя достаточно прохладно, а для мотоциклиста, как известно, лета нет.
И вот наконец-то Санчес везет меня на клаб-хауз, где я тут же принимаю полтинник коньяка, потом еще и еще. Тело приходит в себя, начинается процесс восстановления после сложного пути. Селюсь в гостиницу «Тернополь». Полностью прихожу в себя и иду в расположенный неподалеку клуб Maxim. Играет приятная музыка, а в моих венах играет адреналин, я решаю накатить еще рома вперемежку с Red Bull, после чего направляюсь знакомиться с достопримечательностями города. Из достопримечательностей мною был замечен памятник Даниилу Галицкому и еще две телки, которых я по ходу дела спас от своры бездомных собак. Телки благодарны, но я смотрю на часы и вижу, что пора встречать подъезжающую на поезде Галку. Беру такси, еду, встречаю, радуюсь, они отправляются ночевать к Санчесу, а я хочу бузить дальше. Не случайно, а токмо из-за общих животных корней еду в клуб Аллигатор, где провожу пару часов за выпивкой и бильярдом. Есть желание сходить в расположенную там же сауну, но одному идти как-то впадло, да и выпил уже порядочно. Дальнейшее помнится смутно и невнятно... Выкл.
На утро обнаруживаю в своем номере недопитую бутылку рома и множество бутылок с водой – все-таки автопилот у меня работает исправно, видимо перед отключкой осознавал, что ночью будет крыть сушняк и приобрел газировочку. Немаловажной подробностью является и то, что в номере я один… Кошелек на месте, ключи от мотоцикла тоже. Значит можно ехать дальше.
Встречаюсь с Галкой, Санчесом и перед выездом на трассу мы все вместе навещаем «раскатавшегося» на байк-шоу в Косове Деда. Больница, в которой мы очутились, напоминает мне жуткие времена 93го года, когда и сам я попал в адские совковые условия нашего Минздрава. Деду откровенно хреново, он весь разбит, голосом тянет еле-еле, капельница льется куда-то мимо вены, так как непоседливый (если так можно сказать о его лежачем положении) Дед все время дергает рукой. Еще не ремонтировались поломанные пальцы и ключица. «Поверните меня как-то на бок» - просит Дед. – «Лежать на одном месте уже невмоготу…» А как же его повернешь, когда нога уже пробита железом и зафиксирована на вытяжке. «И позовите медсестру, чтобы сделала мне…» - в этом месте не теряющий юмора Дед, показывает здоровой рукой, что именно должна сделать медсестра. Мы, как можем, подбадриваем Деда: «Скоро бегать будешь!» - обещает ему Санчес. «А куда я денусь?» - улыбается Дед…
С комком в горле выезжаю на трассу в направлении Ивано-Франковска, обнаруживается, что не фурычат залитые дождем повороты и габариты. Снова идет дождь. Настроение совсем падает, еду на автомате, особенно не размышляя, куда и зачем. Впереди маячит старое кладбище – ряды покосившихся крестов, несколько склепов, рядом с одним – женщина с закрытым руками лицом. Женщина-статуя. Останавливаюсь проверить мотоцикл, попить водички. На моих ногах плотно привязанные широким скотчем целлофановые пакеты. Помимо электрики с байком все в порядке, это придает мне силы. Дождь не слишком сильно достает, льет тихо, как бы шепотом. Сажусь в седло, гоню дурные мысли, верю, что скоро Деду станет лучше, и нам всем будет хорошо, что не попадет больше никто из нас в дурацкие ситуации, что будем ездить себе на радость и врагам на зависть.
Дорога начинает виться, заворачиваться, прыгать. Впереди на синем фоне вижу черную птицу – въезжаю в Ифано-Франковскую область. Холмы, повороты, узкий мост, вкатываюсь в город. Незримый, но хорошо слышимый в трубке Гладиатор связывает меня с Могуром (MC Pirates) – представителем местного байк-клуба. Тот направляет меня к кинотеатру Космос, где я спешиваюсь в ожидании некоего Ромы, нехило шарящего в электрике, да и вообще большого доки в мотоциклах. Большой дока оказался небольшим пареньком на эндуре, который, невзирая на убитость городских дорог, резво провел меня к себе в цех – миниатюрный гаражик, где кроме самого Ромы обосновалось еще несколько панковатых хлопчиков-слесарей, неслабо напугавшихся моим бритым видом и постоянно звучащим из мобилки немецким маршем. Один из них – самый храбрый, с ирокезом на голове – впоследствии аккуратно поинтересовался, не скинхед ли я. Я его тут же успокоил, что никакой я не скинь-кед, просто самый обыкновенный фашист-националист и ничего дурного им не сделаю. Пацанчики немного успокоились.
Товарищ Рома с помощью своих ландскнехтов разобрал фактически весь мой мотоцикл, потратив на это около трех часов, после чего оказалось, что проблема с габаритами и поворотниками находится в сгоревшем реле, которое тут же было поменяно на такое же из Роминой эндуры. Пацаны молодцы, деньгами я их не обидел и прощально бибикнув, отправился искать гостиницу. Готель с символическим названием Надия порадовал вкусным ужином, не менее вкусным коньяком, обилием добродушного, интересующегося персонала и смешными иностранцами-евреями-америкосами, приехавшими на историческую родину разыскивать свои корни. Выяснив, как я отношусь к евреям, Америке и расспросив о сегодняшнем политическом положении Украины, форенеры тактично урулили спать. Я же отправился осмотреть центр города, после встретился с Могуром, президентом клуба Ниппелем с супругой и, побухав с ними в андерграундном баре под названием «Десятка», отправился спать, так как дорога на следующий день предстояла не близкая и сложная – на Солотвино.
Снова дождь, я в дождевике и уже привычных кульках покидаю Ивано-Франковск. Промотав полтинник, въезжаю в Карпаты. Несмотря на дождь, не могу не поразиться сумасшедшей, дикой красоте этих мест. Узкая дорога змеей вьется меж покрытых густым лесом гор, параллельно бежит, подгоняемый дождем, безумный горный поток. Кое-где дорога не имеет даже элементарных заграждений и при желании можно лихо вылететь прямо в бурлящую холодную воду. Я мотаю километры незаметно, увлеченный наблюдениями за окружающим меня первобытным великолепием. За Яремчей сворачиваю к приютившейся среди дикого леса колыбе. Внутри все сделано из могучих сосновых стволов, по стенам развешены шкуры животных, посередине сложенный из горных камней очаг. Единственным современным предметом в обстановке является музыкальный аппарат, на котором я не задумываясь выбираю ZZ-Top «Put My Heads In Mississippi». Греюсь, сушу перчатки, ем горячий борщь, подогреваюсь пятьюдесятью граммами водки и отправляюсь дальше, в горы. Хотел было позвонить хоть кому-нибудь и рассказать о том, где только что останавливался, но даже связь в горах пропала – истинная первобытность.
Вот уже близко румынская граница, перед глазами встает хищный профиль вурдалака Влада Цепеша – любителя помучить крепостных мужичков колом и дыбой, а также пососать ночью ихнюю кровушку. Вместо него меня останавливают абсолютно реальные приграничные кровососы-мусора, проверяют аусвайс, узнают, откуда еду и с кем (как будто не видно, что еду один), дивятся преодоленному расстоянию и отпускают восвояси.
Еду дальше, через реку вижу мчащуюся румынскую электричку и машущих мне людей. Выскакиваю на перевал, традиционно интересуюсь сувенирами у пучеглазой аборигенки, приобретаю некую безделушку и жму дальше, вниз, к подножию Карпат. Город Рахов поразил огромной трубой, по мои предположениям – заброшенным крематорием, где сжигают всех непокорных рахитов и рахиток. Еще одним приятным открытием явилось для меня отсутствие дождя. Наконец-то можно было избавиться от уже порядком изодравшихся в пути кульков. Оказалось, что слишком рано. Будучи в десяти километрах от Солотвино, я заложил довольно крутой поворот и перед моими взором открылась довольно интересная картина: припаркованная справа у тротуара машина, чуть левее по моей полосе едет велосипедист, который исполняет нехитрый маневр, а именно уходит через полосу влево. Я уверен, что дядя едет по каким-то своим делам через дорогу, оказывается – нет. Мужлан возвращается на мою полосу… Визжит передний дисковый тормоз, заваливаю мотоцикл на правый бок, скольжу через лужи и как в большом футболе подсекаю аборигена вместе с его колымажкой. Больно бьюсь коленом, встаю… Я очень зол: «Куда ты, бл..., едешь?!! Куда ты, нах…, едешь?!!» Изгаженный чувак выкрикивает нечто невнятное на своем басурманском наречии мне в ответ.

«Да ты, я вижу, не уймешься?!»
Иван Грозный, «Иван Васильевич меняет профессию»

Пару смачных пинков, и дядя уже ковыляет по дороге к своей коморке, волоча велосипед с приятными моему глазу восьмерками на колесах. Осматриваю мотоцикл – вроде бы все цело, правда руль как-то странно выгнут, передняя фара скошена и правая подножка образует причудливую фигуру. Сажусь, завожусь, еду и вот оно – Солотвино!
«Едь через мост, там на перекрестке тебя встретит типичный байкер» - голос Гладиатора звучит как всегда бодро.
«Для того, чтобы я его точно узнал, он обязательно должен блевать» - говорю я в ответ.
Приятно наконец оказаться среди друзей. Я слегка одичал, но постепенно язык мой развязывается, телом овладевает приятная усталость, ощущение того, что уже можно расслабиться. Кроме хозяина дома, Ферри, его жены, Агницы и еще нескольких престарелых родственников, на базе находится Гладиатор и несколько молдаван из кишиневского клуба Кентавры, которые с удовольствием помогают мне восстановить мотоцикл. Здоровый бугай ковбойской наружности Дима выгибает руль обратно, возвращаем на место фару, прикручиваем ее, подножку отгибаем ногой. Теперь можно подумать и о себе. Для меня подготовлен душ, нагрета вода, я открываю кофр мотоцикла и достаю чистые по всем прикидам трусы, которые, однако, влажные вследствие обильных дождей. Сушу их феном. Появляется первый загон о том, что трусы – это трофей, который я снял со сбитого велосипедиста. В дУше у меня рождается наметка для песни «Убей велосипедиста!» Всей братвой активно используется прикол из предыдущей поездки «Ты че, обиделся?», после которого тут же наступает катастрофическая ржачка.
Отдельного упоминания заслуживает описание езды солотвинских байкеров. Все сплошь на МТ, похожие на героев фильма «Безумный Макс», они носятся по раздолбанным улочкам своего городка, как некие адские создания, сопровождая свой вояж страшным грохотом и облаками пыли. Я вкусил прелесть подобной поездки, отправившись на поиски банкомата в качестве пассажира одного такого МТ.

«В этом мире не было ничего, что могло бы напугать меня. Сдается мне, вам это удалось»
Одноглазый герой Л.Ярмольника, «Человек с бульвара Капуцинов»

Наверное, седых волос на моей лысой голове снова прибавилось. Каким образом нам удалось не сверзиться в одну из сотен залитых водой ям, не завалиться на гравии и не сбить парочку невинных прохожих, для меня до сих пор остается загадкой…

Вечером я с молдаванами иду на экскурсию в солотвинские соляные шахты. По пересеченной местности, минуя заборы из колючей проволоки, буйраки и овраги, мы приближаемся к ужасающему своей запущенностью пятиэтажному зданию, рядом с которым на металлической конструкии вращается ржавое колесо лифта. Весь пейзаж напоминает «Сталкер», Тарковского. Спускаться вниз откровенно стремно, тем более, что расстояние, которое нам предстоит преодолеть на еле живом лифте – 370 метров под землю. С шутками-прибаутками про блуждающие в глубинах шахт призраки детей-астматиков, опускаемся вниз. Гигантские соляные выработки поражают, жалею, что в руках у меня лишь бутылка пива, а не текила с лимончиком. Бродим по пещерам, наблюдаем огромный комбайн, которым бесстрашные рабочие ковыряют соляной грунт. Я аккуратно тырю висящий на одной из труб противогаз – славный трофей, впоследствии использованный мною при мото-поездках по Ужгороду, когда своим видом я наводил ужас на окрестных жителей. Невольно возникает мысль, сколько времени можно продержаться здесь, если вдруг потеряешься…
Поднявшись наверх, обнаружили кромешную тьму. Никаких осветительных приборов, даже фонарика, пришлось идти наугад, то и дело спотыкаясь о лежащие на земле мотки проволоки и попадая в лужи и грязь. Внезапно я осознал, что потерял молдаван: «Дима!!..» Тишина… «Байкера!..» Нет ответа… Подсвечиваю себе путь мобилкой и тут замечаю метрах в пяти от меня знакомую Димину шляпу. Подхожу, интересуюсь, почему не откликаются. «Да, мы тебя слышали». – спокойно отвечает Дима и продолжает неторопливую беседу. Вот он, молдавский колорит!
Идем на хауз. Там не спокойно. За столом сидит какой-то нетрезвый бугай откровенно зековской наружности. Гладиатор сообщает, что это дядя Вася, который уже пол вечера всех грузит. Пришел дядя Вася не просто так, а за некой телкой-цивилкой, Ирой, которая по его мнению принадлежит ему. У Иры есть парень-цивил, сидящий тут же и робеющий перед здоровым бугаем. Я берусь решить вопрос и сажусь выпить с «дорогим» гостем. Для начала пьем коньяк, затем переходим на шампанское и заканчиваем водкой. Дядя Вася становится клейким, он уже филонит и не хочет пить, что-то невнятно мурчит про дискотеку и желание прокатиться на моем мотоцикле. Тогда я даю ему поносить свою шляпу и снимаю ее с его головы тот час, как он пропускает свою очередь. Дядя Вася уже не открывает глаз но мужественно опрокидывает стаканчик. В течение следующих тридцати минут дядя Вася приходит в полную негодность, он мычит и пытается выделывать коленца. Ира его уже не интересует. Мы оставляем его в близлежащем кафетерии, где его, скорее всего, выкинули на задний двор.

На утро рано ушедшие спать накануне молдаване проклинали меня на чем свет стоит, поскольку порядком захмелевший я бузил часов до трех ночи. А все потому, что байкер должен пить крепкие напитки, а не Кока-Колу, ребята!

«Что вы кричите все время, Берримор, что вы все время кричите, что здесь глухие, что ли?»
Сэр Генри, «Собака Баскервиллей»

Походу оказалось, что у Гладиатора сдох аккумулятор. Пришлось разыскивать дистиллированную воду и заправлять его, а потом толкать мотоцикл. Ну да ничего – завелись, поехали и уже в скором времени были на вокзале городка под названием Хуст, где нас и дальше продолжили опекать товарищи из закарпатского MFC Мотобратство. На пути в Хуст к нам присоединилась на только что приобретенной Aprillia, Галка, уже побывавшая и зарегистрировавшаяся на слете в Ужгороде. В Хусте я снова набрался, стоя на коленях, признавался в любви Галке и Гладиатору, предлагая им свои руки и сердце, ползал с Оззи по городу в поисках жратвы с выкриками «Где телки?!!», нарвался на каких-то водителей, от которых спас меня вовремя прибежавший из привокзального кабака Слон. Затем, все же слегка утомленный, я («по совету друзей» (с)) таки отправился спать.
Утром колонной выехали на Ужгород. Жемчужиной нашей компании стал мотоцикл, построенный юным солотвинским дарование на базе автомобиля Запорожец с вилкой, длина которой на глаз составляет метра три-четыре. С нашей легкой руки мотоциклу было дано имя Адский Пиздорез. Одновременно пошла заготовка на одноименную песню. Пишти (один из мотобратьев) потом прикалывался и на вопрос: «А что это за мотоцикл такой?» отвечал: «Это самый обыкновенный Пиздорез!»
Погода стояла отличная, светило солнце, воздух был свеж и приятен, местность постепенно перешла из горной в равнину, ехать стало одно удовольствие. И вот, благополучно прошуршав через Мукачево, мы, наконец, спешиваемся перед въездом в так долгожданный Ужгород для установки флагов, один из которых скотчем приматывается к дверце сопровождающего нас бусика с Димоном и Пишти, а второй вешается на один из мотоциклов. Колонной по два мотоцикла мы гордо въезжаем в город. Внимание всех жителей приковано к нашей пестрой компании, а именно к Адскому Пиздорезу. Неожиданно у нас на пути возникает довольно низкий мост… Секунду подумав, мы едем под мост, очень аккуратно, чтобы не повредить высоко висящего флага. Еще секунда, и бусик благополучно выезжает из под моста – флаг на месте, лишь древко прочертило памятную полосу прямо под мостом.

Доктор Ливси: «Сруб с корабля не виден, они стреляют в флаг, надо его спустить…»
Капитан Смоллетт: «Что??? Спустить флаг??? Гордый морской обычай не п-позволяет спускать флаг во время сражения!!! Никогда!!!»

Конфедераты заезжают на слет. Мотоциклов немеряно, поражает обилие «голдов». Полным ходом идет саундчек. Аккредитуемся, получаем все возможные бонусы и идем жрать, пить и разлагаться морально и физически. Празднику сопутствуют пару потасовок, заваренных Димоном и армреслинг, в котором не плохо проявился и ваш покорный слуга.
По ходу дела, выясняется, что уехавший кататься на мотоцикле Гладиатора Оззи каким-то невероятным образом согнул в нем вилку, никому ничего об этом не сказав. «На шавку наехал» - оправдывается провинившийся конфедерат. Мы прессуем его дальше, всем понятно, что подобное увечье может быть приобретено лишь вследствие лобового столкновения. В результате только на следующий день следствием было установлено, что полупьяный Оззи наехал вовсе не на шавку, а на автомобиль марки Wolksvagen, за что с вышеупомянутого субъекта байкерской наружности были сняты соответствующие материальные средства. Была б моя воля, снял бы и еще кое-что.
Но вернемся к байк-шоу. Ужгородские Падонки постарались на славу. Были и пивные конкурсы, и похотливый мужской стриптиз, и самый яркий мотоцикл, которым, по всей видимости, оказался Адский Пиздорез.
Наконец после утомительных для меня хардроковых и псевдоартроковых корчей на сцену выходят хедлайнеры – группа Ария. Товарищ Беркут порядком растолстел и выглядит довольно гротескно – этакий бочонок на тонких ножках, он прыгает по сцене и что-то поет, лицо его лоснится от пота. Остальные музыканты вдумчиво играют. Звук не то, чтобы плохой, просто его как бы не достаточно. Ощутив в организме очередной прилив сил, я иду под сцену в надежде устроить там небольшой слемминг. Начинаю активно толкаться, ору «Слэм!», большинство смотрит на меня непонимающе, видимо думая, что я хочу подраться. Ударить в ответ не решаются, так как видят, что я байкер. Постепенно, к середине «Колизея» многие одупляются и затевают-таки нехилый слэм. Всегда приятно донести зачатки современной культуры до отдаленных районов нашей родины.
Со временем рядом со мной обнаруживается некая телка, которую зовут Юля и приехала она из Харькова. С удовольствием демонстрирую ей свой байк, показываю, как он дырчит, обещаю когда-нибудь прокатить, отвлекаюсь на телефонный звонок, поворачиваюсь – телки и след простыл. Зато рядом вижу хитро улыбающуюся Галку. «Кобеляжа не потерплю!» – впоследствии скажет мне ревностно блюдущая половую мораль революционерка. Пока же я в полной непонятке, куда пропала моя недавняя знакомая, иду туссоваться дальше. К утру добираюсь до гостиницы, вроде бы звоню Гладиатору, который в это время принимает ванну. Решаю его не отвлекать, покупаю бутылку коньяка и с ней ломлюсь в номер, где после непродолжительных возлияний отправляюсь на боковую.

Утром мы решаем забрать мотоциклы с места байк-шоу, где они были припаркованы и отправляться в путь. На платной стоянке байки мы не оставили абсолютно намерено – накануне именно оттуда неизвестными лицами было украдено четыре мотоцикла, среди которых совсем не дешевый Suzuki SV и еще более дорогой BMV.
Приехав к мотоциклам, увидели, что никого кроме наших железных коней на месте не осталось, все уже разъехались разными скоростями в родные города. Решили – поедем и мы! Но не все так просто: мотоцикл Гладиатора из-за полученной накануне травмы ехать дальше был не в состоянии, что же касается моего байка, то на одном из Ужгородских холмов, при переезде в гостиницу, когда седок, то есть я, привстал в седле, у него отвалилась левая подножка. Чудом мне удалось сохранить равновесие и с поджатой, как у балерины, ногой доехать до готеля. Дальнейшую мою судьбу решил коренной житель Ужгорода, некто Вояджер, за свою расторопность, оперативную реакцию и, главное, внешние данные получивший от нас погоняло Листьев. Гладиатор вызвонил этого достойного человека и тот сразу же прибыл в наше расположение и отправился вместе со мной на СТО, где отвалившаяся ножка благополучно была приварена на место. Мы не знали имени Листьева, поэтому в разговоре Гладиатор сказал емко и просто: «Спасибо тебе, Влад!» Конечно же, в ближайшее время свет увидит очередная песня под названием «Адский Листьев».
Поскольку Гладиатор твердо решил оставаться в Ужгороде и ожидать прибытия хустовского автобуса с техпомощью, так как с разбитой вилкой он ехать не мог, я, какое-то время пообщавшись с Ужгородскими Падонками, отправился в обратный путь. Немного грустно было покидать гостеприимный солнечный город, осознавая тем более, сколько километров предстоит мне заложить, но хорошая погода и не менее хорошая трасса Ужгород-Стрий поднимали настроение и прибавляли желания ехать вперед. Карпаты на этом участке пути были мне хорошо знакомы по предыдущим авто-путешествиям, поэтому я ехал уже более уверенно, чем накануне. Обед борщом в горном кабачке восстановил мои, начавшие было убывать, силы, а общение со спешившимися представителями клуба Львовских Львов и Черновецким байкером, которого я знал еще по слету в Коломые, приятно развлекло.
Горы были преодолены с одной лишь потерей – пропал счастливый брелок с фотографиями моей супруги. Это, однако, расстроило меня чуть ли не больше, чем все пережитые передряги. Выехав на равнину, я поддал газу, чтобы засветло успеть добраться до Тернополя, где предполагал переночевать, как тут на одной из кочек у меня снова отвалилась подножка. Вторично мой ангел подставил свое крыло, и я не размотал свои мозги по асфальту. Кое-как определился с населенным пунктом и тихим ходом, гротескно отставив левую ногу, поехал искать СТО. Оно было найдено довольно быстро, а вместе с ним зачетный чувак по имения дядя Володя, который не только гонял из Европы машины с начала девяностых, но однажды пригнал в Киев литровый Германский полицейский мотоцикл BMW, за что был удостоен респекта и уважухи всей киевской туссы. Дядя Володя тут же рассказал, какой, в сущности, мудак тот, кто так калично приварил мне подножку и незамедлительно показал, как же должна она быть приварена в действительности. Скорее всего, даже если когда-нибудь весь мой мотоцикл превратится в шлак, подножка будет все равно держаться на месте. Пока суть до дела, я успел построить глазки какой-то заинтересованной девице, сидящей в соседнем магазине и, горячо распрощавшись с выручившим меня гениальным прикарпатским Кулибиным, отправился в путь.
В Тернополе я был около восьми часов вечера, самостоятельно обнаружил клаб-хауз с уже зависающими там Галкой, Санчесом и другими любителями спортов и, выпив немного водочки, отправился в мотель под названием Виват – место действительно замечательное своим комфортом и любезностью персонала. Еще минут тридцать я, как заправский представитель южноамериканских штатов, просидел на пороге мотеля с бутылочкой коньяка и журналом, раскачиваясь на стульчике, мало, однако, похожем на кресло-качалку. Даже статья, которую я пытался читать была знаковой – происхождение суда Линча. С мыслями о тяжкой доле ниггеров позапрошлого века я и отправился спать.

На утро, позавтракав в клаб-хаузе и уговорившись с Галкой, что она будет ждать меня у Фридмана, я отбыл на Киев. Можно еще долго рассказывать о дорожных перипетиях, самой неприятной из которых стал вираж в мою сторону, нарочно сделанный селюком-водителем пресловутых Жигулей, но я уже итак нешуточно растекся мыслью по древу. Скажу лишь, что я благополучно доехал до Фридмана, встретил там революционерку Галину, которая, надеюсь, также рада была видеть меня, живаго и невридимаго, и вместе мы дернули на Киев. В районе восьми часов вечера переползя с двух колес на четыре, уже через полчаса я был дома в объятиях своей любимой супруги.

PS Что касается байкера по имени Гладиатор, то его судьба теряется в дебрях Карпатских лесов… Зато достоверно известно, что в Киеве он должен быть к ближайшему воскресению.


--------------------
первый в Украине RED ROCK BAR
 
+Цитировать сообщение
отецъ Артемий
сообщение 21.8.2007, 14:56
Сообщение #3


version 0.1a
********

Группа: Admins
Сообщений: 4780
Регистрация: 21.2.2005
Из: Kyiv
Пользователь №: 203



слайды будут? alive.gif


--------------------
ГКА 1А (классический тирозиназо-отрицательный ГКА) — самая тяжелая форма глазо-кожного альбинизма. Он появляется в результате таких мутаций как nonsense, ошибка рамки считывания, и missense гена тирозиназы на хромосоме 11 (band 11q24). Эти нульмутации продуцируют абсолютно неактивный фермент тирозиназу, что ведет к полному отсутствию производства пигмента меланина в течение всей жизни пациента.
 
+Цитировать сообщение
Valunya
сообщение 22.8.2007, 5:17
Сообщение #4


Ока
**

Группа: Перцы I КатеGOREи
Сообщений: 198
Регистрация: 7.5.2007
Пользователь №: 2341



blink.gif
 
+Цитировать сообщение
MC Crocodil
сообщение 22.8.2007, 10:49
Сообщение #5


пафосный MC
****

Группа: СТАРПЁРцы
Сообщений: 997
Регистрация: 1.7.2004
Из: Киев
Пользователь №: 18



Цитата(отецъ Артемий @ 21.8.2007, 23:56) *
слайды будут? alive.gif


там по ссылкам есть фотки. на www.biker.in.ua в разделе Наши действия


--------------------
первый в Украине RED ROCK BAR
 
+Цитировать сообщение
Drew MC
сообщение 23.8.2007, 5:46
Сообщение #6


Говорящий Примат
******

Группа: Перцы I КатеGOREи
Сообщений: 1676
Регистрация: 30.7.2005
Пользователь №: 414



Цитата(Valunya @ 22.8.2007, 14:17) *
blink.gif

вас чо канкретно интересует? fingal.gif


--------------------
просто не хочется тебя здесь видеть,маленькое пиздливое пафосное существо © Бензик
 
+Цитировать сообщение
MC Crocodil
сообщение 15.10.2007, 2:16
Сообщение #7


пафосный MC
****

Группа: СТАРПЁРцы
Сообщений: 997
Регистрация: 1.7.2004
Из: Киев
Пользователь №: 18



БАЙКЕРСКИЕ КОРНИ ЯВЛЕНИЯ ЧЕРТОВОЙ БАБУШКИ
Defiant-150 DT, Futong-250 типа Virago, Aprilia-1000, Трайк на базе Wolksvagen

West Force Ternopil организовали третий Международный слет на Дальнем пляже своего родного города. Мы решили съездить…

«Встреча»
Пьеса в одном действии.

Место действия – заправка Lukoil сразу же за площадью Победы.

Действующие лица:
Гладиатор – человек с нордическим лицом
Крокодил – безобразное животное

Гладиатор: Надо срочно линять из этого города!
Крокодил: Именно! К чертовой бабушке!
Гладиатор: К Фридману что ли???

Занавес.


Идем с Гладиатором по проспекту Победы. В башке у каждого единственная мысль – выехать нахрен из города. Городской транспорт запарил, городские люди запарили, и вообще – погода парит – стоит мрачная жара. По дороге видим одну из множества реинкарнаций Чертовой Бабушки – это несимпатичная заплывшая жиром тетка в боевом, повидавшем виды шлеме, грозно восседающая в коляске старючего Днепра. За рулем оного по всей видимости один из ее дьявольских подручных – некий хлыщ в ватнике и таком же безобразном как у Чертовой Бабушки шлеме. Какое-то время страшно глумясь в душе мы с Гладиатором пытаемся идти импровизированной колонной с силами тьмы, однако упадочническая скорость последних не позволяет нам долго развлекаться подобным образом и мы выкручиваем газ в направлении особняка Фридмана, который впоследствии переименовываем в Харчевню «Чертова Бабушка»…
Хозяина нет дома, он как обычно на работе, вкалывает до седьмого пота, сидя у себя в офисе. Супруга Таня утверждает, что кормилец не в духе, предлагает нам забрать его с собой. И вот приезжает Сам, пытаясь радушно улыбаться, выходит из машины, держась за спину – по всей видимости вдобавок к плохому настроению прихватил чертов радикулит (или остеохондроз, хрен его знает). Однозначно видно, что Фридман никуда не собирается, а только поздоровается с нами, отобедает и благословит в неблизкий путь.
- А че, может поедешь? – заговорщически спрашивает его Гладиатор.
- Да, Серега, надо ехать! – включаюсь в разговор я.
- Та неее… - неохотно тянет Фридман. – На обратном пути из Славуты что-то с электрикой приключилось, гаснет, глохнет...
Идем смотреть фридманский трайк. Попутно мы с Гладиатором укатываем неэнергичного Фридмана. Фридман по-прежнему включает шланга, что-то бормочет себе под нос, но попутно зачем-то меряет уровень масла в своем агрегате. Этот жест дает нам некую призрачную надежду…
- Да едьте вы уже!.. – в сердцах говорит Фридман, пытаясь отправить нас восвояси.
- Вот тебя подождем и поедем. – отвечаем ему мы.
После дальнейшей непродолжительной дискуссии решено, что Фридман отправляется в офис за деньгами и едет с нами!
- Так как поедем? – спрашиваю я вернувшегося и уже успевшего облачиться в походные байкерские шмотки и кожаный чепец Фридмана.
- Быстро!
Еще пару минут мы с Гладиатором выясняем, на кого же похож Фридман в этих шмотках. Гладиатор утверждает, что на грузина, я уточняю, что Серега – типичный разбойник Дата Туташхиа, снискавший себе почет и славу у всего грузинского населения, в частности у женщин и детей. Затем отправляемся в путь. Фридман сразу рвет вперед, оставляя нас с Гладиатором ковылять далеко позади, однако его «триумф воли» продолжался не долго, ибо буквально через несколько километров трайк забастовал.
Матерясь сквозь зубы, что это, дескать, мы заставили его покинуть харчевню «Чертова Бабушка», Серега пытается разобраться с проблемами своей трехколесной железяки. Мы с Гладиатором деланно морщим носы, патетически воздеваем руки к небу: «Несчастье то какое…», – что-то советуем, суетимся с одной единственной мыслью: «Вот щас Фридман возьмет и свалит обратно на хауз»... Неожиданно и совершенно случайно находим неполадку. Оказывается, наполовину отвинтилась катушка зажигания, то есть «плюс», заходящий в нее по шнурку, присутствует, а вот минус, который идет на корпус, периодически пропадает вследствие постоянной тряски фридманского транспорта. В течение пяти минут все завинчивается и вот мы уже снова в пути.
Подъезжаем к городу тысячи светофоров – Житомиру. В зеркало заднего вида вижу появившуюся на трассе точку, которая за считанные секунды трансформируется в литровую Aprilia, в седле которой грациозно расположилась догнавшая нас непримиримая бомбистка, подруга Фани Каплан, революционерка Галина. Она увлекает податливого Фридмана за собой, дабы миновать город, воспользовавшись звериными тропами, а мы с Гладиатором въезжаем в самое сердце симитского логова. Маневрируя между гужевым транспортом, быдланскими маршрутками и троллейбусами наши байки медленно но уверенно продвигаются к небольшой, но довольно удобной своим географическим раположением дороге на город Любар, по которой я на удивление быстро проехал в свое прошлое путешествие. Минуя спальные районы, выезжаем, наконец, на нее, родимую, и чешем до местечка с претенциозным названием Корчак, видимо в прошлом имевшим отношение к польской шляхте. В голове звучит мелодия некогда популярного в Польше шлягера «Ище польщька нэ згинела». Спешиваемся в придорожном трактире, где по уговору ожидаем приезда Галки и Фридмана. Не успеваем расслабиться, как уже слышен знакомый рев и мимо нас с Гладиатором, удобно раположившихся за столиком под деревянным навесом, проносится трехколесный транспорт Фридмана в догонку за которым летит Галкина Aprilia. От зоркого взгляда революционерки не укрылись наши стоящие на обочине мотоциклы и она тут же притормозила, тогда как старый джигит еще пол километра мчался вперед и только после обратил внимание на мои истерические вопли и активную жестикуляцию.
Обед был не то чтобы плохой, но какой-то долгий. Возможно, аборигенов больше интересовали наши мотоциклы и трайк Сереги, чем мы сами. Правда, владелец заведения, – какой-то удмурт, – очень сильно интересовался особенностями байкерской жизни и напрягал нас занудными расспросами даже во время поглощения ланча. В результате, услышав, что на слетах за конкурс на лучший мотоцикл как правило денег не дают, чувак наконец-то притих – расстроился наверное. К тому же я рассказал, что существует еще и другой конкурс на самый худший мотоцикл, где победителя жестоко избивают – таковы байкерские традиции.
- Крокодил не утратил надежду выиграть в этом конкурсе. – ехидно заметил допивающий свой квас Фридман.
- Буду рад соперничеству с Гладиатором! – ответил ему я и, расплатившись, пошел заводить свой мотоцикл.
Согнав облепивших Фридманский трайк сельских зевак, мы отправились в путь. Солнце стояло в зените, однако нам с Гладиатором все было нипочем, ибо ехали мы налегке. Фридман – тот вообще никогда ни на что не жалуется. Что же касается революционерки Галины, то она ужасно страдала и, по всей видимости, вплотную изучала на себе парниковый эффект, поскольку была одета в кучу защитных доспехов. Ее мотоцикл рванул со старта вперед – революционерка так и не заметила, что Фридман и мы свернули на бензозаправку. Залились бензином и вот мы снова на трассе… Вскоре за Любаром живописный лесистый ландшафт, перемежающийся прозрачными озерами и зелеными холмами сменился невзрачными полями и пустошами. Дорога пошла прямо… Будучи не в состоянии более ехать на упадочнической скорости 100 км/ч Фридманом погнал быстрее, оставив на память нам с Гладиатором лишь облако пыли. Надвигались сумерки, а в планах у нас было приехать в Тернополь засветло, поэтому ускорялись мы как могли и в результате последняя наша остановка состоялась километрах в 20ти от файного миста. Каково же было наше удивление, когда в почти уже полной темноте мы разглядели фары приближающегося трайка.
- Откуда ты взялся здесь, Серега?
- Думал, подожду вас на клумбе…
Оказалось, что ожидавший нас в районе Ямполя Фридман провтыкал наше появление, а мы в свою очередь, лихо проскочив перед плетущимися фурами, тоже его не заметили. Что же касается революционерки Галины, то она вообще была уверена, что гонится за Фридманом, вплоть до самого Тернополя и наверняка изошла завистливой желчью в тщетных попытках догнать его трайк на своем «литре»…

И вот мы уже в уютнейшем клаб-хаузе гостеприимных тернопольских парней, среди которых в основном представители MСC Hooligans. После трассы водка пьется быстро. Фридман, перед выездом утверждавший, что к водке и не притронется из-за приключившегося с ним на предыдущем слете отравления, на моих глазах один за другим содит стопки. Гладиатор умиляется Фридманскому рассказу об отравлении и интересуется, не явилась ли причиной кишечного недомогания та самая печенюшка, которую Серега сохранил в кармане для закуски еще пол года назад. Галка уже начинает втыкать, ей пора спать и Санчес отводит ее на диван второго этажа. Я продолжаю наполнять бокалы, громко ржу, пугаю какую-то скромною, затесавшуюся в компанию девушку, картинно перед ней извиняюсь, и через какое-то время уже вовлекаю самых здоровых парней в забаву арм-реслинга, кою я так люблю и уважаю, особенно выпив. Санчес, в ходе нелегкой борьбы положенный Артуром (ex-президент Hooligans, реальный кабан), демонстрирует всей компании свою новую тачку. Тем временем я решаю померяться силами с победителем предыдущей схватки. Последний предательски мне поддается:
- Ну ты же именно этого хотел? – улыбается он мне.
- Во всяком случае Санчес в Коломые был со мной честен!
Да, в Коломые на слете Fire Weels бугай-Санчес без зазрений совести положил меня раза три подряд, так как я, опять-таки выпивши, еще пытался кипешевать и требовал повтора.
Силы прибывших на исходе и через какое-то время полностью умотавшихся нас везут на квартиры. Я по старой памяти селюсь особняком от всех, чтоб никого не напрягать своей бузой в гостинице Тернополь. Однако, бузить дальше нет сил. Засыпаю…

Утро. Самостоятельно бреюсь, что само по себе не легко и стоит мне неимоверных усилий и сосредоточения. Беру такси, еду на клаб-хауз в надежде найти там своих. А эти падонки прямиком ломятся на больничку к Деду. Сдержанно матерюсь, выпиваю заветные похмельные 50 грамм с ненавистным мне с детства томатным соком, бармен вызывает мне такси, и я отправляюсь туда же, к Деду. Покупаю ему несколько литров пива и сигарет. Действия мои относительно марок того и другого безусловно вредного продукта координируются Гладиатор посредством мобильной связи. А вот и машина с нашими – паркуется рядом с больничкой. Деду явно лучше, он счастливо скалится видя нас, мы скалимся в ответ. Какие-то цивилы, околачивающиеся в палате, сразу решают ретироваться куда подальше. В коморке становится громко, вот кто-то уже курит, похоже, это сам Дед, соскучившийся по любимым Прилукам. Рассказываем ему последние новости, происшествия в дороге, а еще про то, как произошла его авария – сам Дед ничерта не помнит. Туссуемся еще минут десять, а потом валим на пресловутый клабхауз снова похмелиться и позавтракать. Надо отдать должное – лучшего заведения байкерского толка я не видел – кухня работает круглосуточно и на 5 с плюсом, бармены всячески сострадают, наблюдая твое похмельное состояние, короче, всех милости просим!

На завтраке знакомимся с подъехавшими сюда же представителями закарпатского МС Road Angels, в частности с их президентом – усатым Витей Рулём (Прокопом). Отличные парни, рассказывают множество забавных историй, короче за завтраком не скучаем.
Доедаем все, что можно, и отчаливаем на шоу, на Дальний пляж. Проезд наш производит серьезное впечатление на местное население и даже на видавших виды байкеров – впоследствии оказывается, что трайк в Тернополе сейчас только один, и это трайк Фридмана.
Въезжаем на место проведения слета – это небольшой лесок над озером, как раз напротив моей гостиницы.
Не стану подробно описывать нашу встречу со старыми друзьями-закарпатцами. Скажу лишь, что она была более чем теплой, и не только из-за того, что и мы, и MFC Мотобратство уже изрядно набрались. Мы продолжили потребление алкоголя, и после очередной стопки ни к селу ни к городу вспомнили с Гладиатором о храбром летчике Чкалове, образ которого нам навеяла внешность хустовского Димона. Не долго думаю ему было присвоено почетное погоняло Чкалов.
- Был у меня в мобильнике какой-то Димон Закарпатье, а теперь Димон Чкалов – это ж совсем другое дело! – говорил Гладиатор. Я в тот момент тоже уже переправил данные
Димона и шел с Пишты проверить, как обстоят дела в районе сцены. Попутно я почему-то постоянно орал одно только словосочетание: «Не пи*деть!» Эти вопли доставляли мне невообразимое удовольствие, и через какое-то время весь лагерь уже привык ко мне и практически никто не обращал внимание на лысого придурка. Возле сцены все было как-то вяло. Какие-то Богом забытые коллективы, посредственный звук и неэнергичный ведущий, который, казалось, рассказывал прогноз погоды, создавали атмосферу неуверенности в завтрашнем дне и апатии. Стояло несколько зевак, половина из которых были цивилами. После того, как подошедший Гладиатор выудил у ведущего микрофон и секунд на тридцать передал его мне, в районе концерта значительно прибавилось людей, а атмосфера постепенно взяла курс на праздничную. Я что-то орал про бойцов революции и про то, как важно быть братьями и держаться вместе. То и дело я спрашивал, есть ли кто живой, на что толпа активно реагировала и уверяла меня, что, дескать, да, есть. Вскоре микрофон был возвращен первоначальному его владельцу, а я отправился к двум заинтересовавшим меня людям, а именно, к скинхедам, на ногах одного из которых я заметил белые шнурки. Следующие минут двадцать скучающий я посвятил расчесыванию этого типа по поводу ответственности, которую он возлагает на себя, вдев в свои Стилы шнурки подобного цвета (по понятиям наци, человек, носящий белые шнурки, показывает всем, что на его руках убийство человека с неправильным цветом кожи; по понятиям белые шнурки – это своеобразная награда, ее надо заслужить). Пацанчик пытался вяло протестовать, рассказывать, что у них в Тернополе другие понятия, но грозный я прервал его слововыделения и сказал, что если он завтра не снимет шнурки, то ответить придется со всей ответственностью. Тернопольский скин мелко закивал и быстро слинял в толпу.
В дальнейшем я обратил внимание, что представителей правых сил становится все больше. Порядком набравшись, я завел с парочкой из них политический диспут и уже через несколько минут все тернопольские скины высказывали мне свое почтение и уважение. На какое-то время я даже забыл свой боевой клич «Не пи*деть!» и, проходя с Гладиатором за очередной пинтой пива через толпу бритоголовых, зычно выкрикивал «Зиг!..», на что все наци воодушевленно орали «Хайль!» и крик их не стихал еще несколько минут…
Множество новых знакомств не может не радовать. Я человек общительный и даже в состоянии легкого шафе могу найти адекватные слова и выражения для поддержания практически любого разговора. Столик, за которым происходили душещипательные байкерские диспуты, был, к сожалению единственным на шоу, как и палатка, в которой худо-бедно разливали пиво и за соответствующие пенёнзы награждали какой-то снедью. К палаточной еде я не притрагивался, оставляя «все лучшее детям», ведь закарпатцы варили для себя бограч, так что не голодали и мы с Гладиатором, Галкой и Фридманом.
Сам Серега восседал в почетном мягком кресле, привезенном на бусике теми же закарпатцами и собрал вокруг себя толпу претенциозных нимфеток, которые организовали Фридманский фан-клуб. Была создана икона Сереги, для него разбили особую палатку, девочки шумно решали, кто из всего гарема наиболее достоин того, чтобы ночевать с Фридманом в палатке, а завтра поехать на парад на Фридманском трайке. Одну девочку, случайно признавшуюся в замужестве, даже позорно изгнали из клуба. А на следующий день мною был предложен вариант названия Серегиново фан-клуба – Freedwomen.
Пока же мы, опять-таки благодаря доброте и пониманию ведущего действа, вторично согласившегося дать мне микрофон, успели собрать денег для помощи лежащему в больнице Деду, а также поздравить Гладиатора и Галку с пятнадцатилетием их нелегкой но крайне захватывающей совместной жизни.
И тут началась драка с гопниками… Как потом выяснялось, кто-то из них кого-то зацепил, но разобраться в исторической хронологии событий было уже невозможно. Очень странно, что половина тернопольских наци представляет из себя типичное гопническое быдло. Короче говоря, там, где я не успевал разнимать сцепившиеся тела, приходилось маслать наугад в рыло. Из свалки вышел с затекшим кровью оком.
Показания по этому же делу некоего Фридмана: «Сижу я со своим фан-клубом, тут прибегают байкера, хватают сложенные дрова и бегут в кучамалу. Дрова потом вернете на место! - крикнул я им. Дрова в результате вернули только двое…»
А применены были поленья, скажу я вам, по всей строгости военного времени. Короче, весь левый народец как «городки» был сметен с территории слета в лес, где и растворился в неизвестном направлении. Однако, еще до поздней ночи слышны были крики и стоны раненных и недобитых рогопилов, ползающих в прилежащих зарослях…

Утро. Папе плохо. Даже не то, чтобы плохо, а практически пи*дец… Опохмел не помог, пришлось идти и заблевать клабхаузовский толчек. Процедура отняла практически все оставшиеся силы. Также в ходе процедуры от напряжения на шейные мышцы была порвана шейная цепочка… Еле сижу на стуле, вижу много улыбающихся лиц, многие кивают мне, приветливо машут, здороваются – неужели я со всеми знаком? На вопрос: «Как самочувствие?», отвечаю всем уверенно и без запинки: «Плохо…» Но надо ехать.
Прощание с сердечными закарпатцами уже состоялось, прослезившийся Чкалов подарил мне бандану – я свою где-то посеял. Фридман кое-как пакует вещи в трайк (пил до утра, а потом ночевал в не слишком теплой палатке), Гладиатор пытается завести свой байк (почему-то залило маслом свечи). Галка всех подбадривает и подгоняет.
Худо-бедно собрались и выехали – какой там нахрен парад! Меня колбасит, бросает то в жар, то в холод, но я еду, мужественно еду – Чкалов бы мной гордился. Из-за того, что все кроме Галки пребывают в состоянии близком к обморочному, привалы делаем почаще, чем обычно, что вызывает неодобрение и брюзжание скоростной революционерки. Поели борщец, вроде слегка полегчало. На обратном пути два раза Фридмана тормозят мусора, видимо под предлогом документов рассматривают трайк. Один раз за отсутствием каких-то бумажек и шлем даже собираются писать протокол, но хитрый Серега говорит:
- Протокол нельзя…
- Как это – нельзя? – удивляются сэржанты.
- Плохая примета – протокол на байкера писать. Денег не будет…
И гайцы отпускают. С миром.
К концу путешествия и меня «отпускает» окончательно. Уже взбодрившись, я потихоньку начинаю реагировать на происходящие в окружающей атмосфере перемены. Намечавшийся по прогнозу ливень с грозой пролился лишь незначительным дождиком, ради которого и дождевик одевать не стоило. Вечереет, красивый пурпурный закат освещает наши спины. Когда темнота поглощает всю природу Галка выдает мне защитную жилетку с катафотами – у меня не работает габарит и во мраке не разобрать, что едет мотоциклист – того и гляди, сшибет проезжающая фура. Едем, и вот уже имение Фридмана, по тексту – харчевня «Чертова бабушка». Мы были здесь каких-то пару дней назад, а ощущение такое, что прошел целый месяц. Для самого Сереги байк-шоу продолжается, так как Татьяна куда-то уехала с детьми, а ключей от дома у него в кармане не нашлось.
- Разобью щас палатку и буду спать… – говорит утомленный пробегом аксакал, мы все прощаемся и дергаем на финишную прямую, в свои теплые дома с мыслью, что очень скоро опять встретимся.

PS.
Напився? Будь людиною! (с) Freedman


--------------------
первый в Украине RED ROCK BAR
 
+Цитировать сообщение
Gonzini
сообщение 15.10.2007, 9:09
Сообщение #8


E=mc^2
********

Группа: Перцы I КатеGOREи
Сообщений: 18099
Регистрация: 20.2.2006
Пользователь №: 2491



В Тернополе рассказывали там типа есть какаято националистическая организация "Тризуб", большие дядьки, національно свідомі...


--------------------
Ь - power
, - madness
 
+Цитировать сообщение
MC Crocodil
сообщение 16.10.2007, 2:30
Сообщение #9


пафосный MC
****

Группа: СТАРПЁРцы
Сообщений: 997
Регистрация: 1.7.2004
Из: Киев
Пользователь №: 18



Цитата(Gonzini @ 15.10.2007, 18:09) *
В Тернополе рассказывали там типа есть какаято националистическая организация "Тризуб", большие дядьки, національно свідомі...

ну по всей видимости это были не они )))


--------------------
первый в Украине RED ROCK BAR
 
+Цитировать сообщение

Тема закрытаСоздать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 6.12.2019, 2:57